Наш Миньян: Лейзер Киркилевич

Posted by

Каждый  Шабат перед Шахаритом, по дороге в нашу синагогу на улице Пейтавас, можно наблюдать трогательную картину. В любое время года, в холод, в дождь или в жару. По неровной мостовой Старой Риги, идут, взявшись за руки, не спеша, пожилая пара. Прохожие буквально умиляются, глядя на них,  какие они милые, добрые,. красивые и первая мысль появляется, глядя на них : “Вот она счастливая старость!”

И таки, это правда!  Это один из старейших прихожан синагоги Лейзер Киркилевич и его милая супруга Циля! 60 лет с 1950года, как приехал реб Лейзер в Ригу, он посещает синагогу.  Его можно увидеть, каждую субботу. Приходит пораньше, подходит к своему месту, в средних рядах западной стороны. Неспеша одевает талес, открывает сидур., обменяется парой фраз со своим товарищем Беньямином Тегер, и как только хазан  поднимается на бину,  начинает молиться.  Лейзер очень скромный, даже в какой-то степени незаметный человек. Он спокойно сидит на своём месте, не бегает туда – сюда, не болтает. Реб Лейзер приходит в синагогу МОЛИТЬСЯ.

Так,  кто же он такой,  этот скромный, бесконфликтный человек.  Когда его попросили дать интервью он очень удивился. “Я простой человек, почему я,,,,” “А потому, дорогой реб Лейзер то, что вы тот, человек который сохранил в себе идишкайт. И пронёс его через годы ассимиляции, антисемитизма, коммунистического беспредела.”

Родился Лейзер Киркилевич в местечке Дагда. Это в Латгалии, рядом с границей Латвии с Россией и Белоруссией. Отец был сапожник, мать домохозяйка. Был дом, там же размещалась мастерская. Было небольшое хозяйство: Корова, куры, гуси, огород. В Дагде было три синагоги. Отец , как хасид, ходил в соответствующую синагогу. Семья Киркилевичей была традиционная. Соблюдающая. Ели только кошер, три раза в день молитва. Обязательно кидуш и шабатний стол. Еврейские праздники, посты, изучения талмуда, всё это было естественно для этой семьи. И само собой разумеется, мальчики ходили в хейдер и помогали отцу по работе. Девочки были при матери, по хозяйству. Так жили тысячи еврейских семей в начале 20-го века. Маленький Лейзерке был способным мальчиком. И после бар-мицвы в 1939 году, он поступил в ешиву в Резекне. Программу ешивы умный мальчик вместо 3 лет, освоил за 1 год, и с хорошими рекомендациями его определили в Даугавпилскую Большую ешиву. Быть бы реб Лайзеру раввином. Но Всевышний  послал испытания. В 1940 году в Даугавпилс  вступили  Советские войска. Ешиву закрыли. А там началась война. Эвокуация в глушь Мордовской АССР, затем в Узбекистан. Город Ката-Курган. Отца мобилизовали в Армию. Лейзер остался старшим,  кормильцем. Пригодились навыки, полученные от отца. Лейзер в 15 лет стал сапожником. И таким, что в голодные годы он мог заработать на всю большую семью: мать, братьев, сестёр, тётю мамину сестру. И даже дали приют одинокому старичку. Работать подростку пришлось день и ночь. Но он не забывал и в шабат, и в праздники посещать сефардскую синагогу.

Слава Б-гу, отец вернулся с фронта. Но добротный дом в Дагде был разобран. Вся семья ютилось в сарайчике.

Отец Лейзера нашёл работу в Краславе. Им выделили квартиру.

Молодой Лейзер, как большинство его ровесников, переехал  в 1950 году в Ригу. В этом же году женился, поначалу работал по специальности – сапожником. Затем поступил на фабрику Ригас Аудумс, где и проработал до самой пенсии. Работа у него была тяжёлая и вредная, литьё  пластмассы.  В это время Рахмиель Фридман организовал выпечку мацы. И, конечно, нужны были специалисты, люди с золотыми руками, такие, как Лейзер. 10 лет, ничего не боясь, реб Лейзер пёк мацу.

Сейчас он говорит, что ему нечего было боятся, он простой рабочий, беспартийный. Но его семье нужно было нормальные условия  жизни, ютились они в маленькой квартирке на улице Таллинас. Люди помнят, что значило получить благоустроенную квартиру. Но Лейзер, ради своих принципов ничего не боялся.

Квартиру всё-таки он получил. Хорошую – изолированные комнаты в Пурвциемсе.

В 90-е годы он Всевышний снова испытал Лейзера. Тяжело болела и скончалась жена, умер младший сын Илья. Старший Лейб, уехал в Америку. Лейзер перенёс инфаркт. Но Всевышний добр к своему народу. В его жизни появилась Циля, так же потерявшая мужа. И вот она, настоящая еврейская женщина, выходила и подняла Лейзера. До сих пор он говорит, что его Цилинька лучше всех докторов.

23 года они живут душа в душу. Их дом всегда полон их детьми, внуками и сейчас они готовят правнука к школе. Каждый вечер с Америки звонит сын Лейб, который живёт в Лос–Анджелесе, занимает руководящую должность.

В начале августа 2010 года, когда в Латвии стояла 30-градусеая жара. Лейб и Циля упорно каждый Шабат приходили в синагогу.  У Лейзера прихватило сердце, но он спокойно сидел, как бы извинялся за то, что прихожане забеспокоились, пытались открыть окна, вывести его на улицу. Но Лейзер, как всегда,  когда вынесли Тору поднялся, поцеловал её. Когда его вызвали к Торе. Лейзер взял себя в руки. Уверенно произнес благословение. Послушал чтение Торы с бины. Пошёл на своё место. И вдруг… ему стало легче.

Тогда он мне сказал, что пока он не уйдёт…….. он будет приходить в синагогу и благодарить Б-га.

Дорогой Лейзер не спеши, ты нам нужен!

До 120 лет, реб. Лейзер Киркилевич.

Рафаил Киршнер

Leave a Reply