Официальные ответы Совета Еврейских Общин на вопросы латвийских журналистов по вопросу реституции еврейской собственности

Posted by

Редактору shul.lv.



В течении последних двух-трех недель, как Вы заметили, в СМИ различного уровня «лился поток некорректной информации», связанной с приездом г-на Дейвидсона и возобновлением дискуссии по вопросу реституции еврейской собственности и т.п.

Совет Еврейских Общин не счел возможным и необходимым вступать в перебранку по этой теме, которую нам навязывали, а, во-вторых, мы были заняты решением текущих задач.

Но совсем отмалчиваться мы не считаем возможным, поэтому попытались обобщить все присланные нам вопросы и через «Latvijas Avīze» ответить на них, поскольку они были наиболее характерны, содержали меньше провокационных и язвительных моментов.

Поэтому я направляю наши ответы Вам и хотел бы их разместить  в  портале www.shul.lv. Ваш портал, в моем представлении, является очень посещаемым, и мы хотим, чтобы еврейская общественность была в курсе дела, а не питалась слухами и домыслами.

Заранее признателен за содействие и сотрудничество,

с уважением,

Беньямин Каем

P.S. Обязательное уточнение — в оригинале текст печатался в «Latvijas Avīze» на латышской языке, русский перевод приблизительный.

Позиция Совета еврейских общин Латвии

по проблеме реституции еврейской собственности

В последнее время Совет еврейских общин получал много вопросов, которые так или иначе касались проблемы реституции еврейской собственности в Латвии. Больше всего вопросов пришло из газет «Латвияс Авизе», «Бизнес и Балтия», журнала «Ир» и агентства БНС. Эти вопросы были обработаны и обобщены, и на их основе подготовлен следующий пресс-релиз, отражающий позицию Общины и Совета.

Вопрос.

После восстановления независимости Латвийского государства бывшие собственники и их наследники имели возможность вернуть собственность, принадлежавшую им до войны. Почему еврейская община не воспользовалась этой возможностью тогда?

После восстановления государственной независимости в Латвии было принято два закона о возврате национализированной собственности – «Par namīpašumu denacionalizāciju Latvijas Republikā» и «LR likums par īpašumu atdošanu reliģiskajām organizācijām».

Еврейская община пыталась, на основании закона о возврате религиозной собственности, получить здания синагог и молельных домов – в Риге и других местах. Но здесь возникли серьезные объективные проблемы. В годы Второй мировой войны нацисты уничтожили почти все еврейские культовые сооружения – они были сожжены или разрушены. Некоторые из них были после войны восстановлены или реконструированы – для использования в дальнейшем как производственные, общественные или жилые объекты. Поэтому в 1990-е годы еврейской религиозной общине удалось вернуть всего несколько объектов, в том числе единственную сохранившуюся целиком синагогу на ул. Пейтавас в Риге.

Помимо культовых зданий, еврейской общине принадлежали до 1940 года множество других объектов, так называемой коммунальной собственность: больницы, амбулатории, родильные дома, приюты, дома престарелых, детские учреждения, клубы, чрежденияьтовых зданийовий обственности циализирующимся на такого рода вопросахкультовых зданий туда вошли жилые дома и иная соспортивные и культурные сооружения и т.д. Возврат и денационализация подобных объектов латвийскими законами не предусматривался, хотя все это было построено или приобретено до 1940-го на деньги евреев, граждан Латвийской Республики и по наследству от советской власти досталось Латвийскому государству.
Последняя группа собственности – недвижимость, принадлежавшая евреям-частным лицам, у которых не осталось наследников: их семьи в 1941-44 гг. были уничтожены нацистами во всех поколениях. Поэтому уже в наше время, в 90-е годы, действуя согласно букве закона о денационализации, эту собственность некому было возвращать. Однако сколько будет таких объектов, и каковы они – никто тогда сказать не мог: существовала надежда, что объявится хоть кто-то из родственников тех, кто был убит нацистами.

Вопрос.

Сколько евреев проживало в Латвии в 1940 году и сколько проживает сейчас?

В 1939 году в Латвии проживало около 94 500 евреев, и практически все они были ее гражданами. Около 70 000 из них было уничтожено в годы Холокоста; прах их покоится в латвийской земле. 17 300 человек успели эвакуироваться на Восток; из оставшихся в Латвии спаслось не более 2 000. 1 700 человек было выслано в июне 1941 года в Сибирь.

В 1990 на территории нынешней Латвии проживало 20 000 евреев.

В настоящее время о своей принадлежности к  еврейской национальности заявляет около 10 000 латвийцев. Вместе с членами их семей и близкими к совокупности Еврейской общины можно отнести от 15 000 до 17 000 жителей Латвии.

С 2003 года в Латвии существует Совет еврейских общин, который объединяет все еврейские светские и религиозные организации (культурные, спортивные, медицинские, образовательные и т.д.), исключая две религиозных общины, представленные в Совете соответствующими доверенностями. Совет занимается решением многих сложных вопросов, и вопрос о реституции еврейской собственности один из них.

Вопрос.

Президент Затлерс сказал, что в связи с компенсацией нужно принимать во внимание и моральные, и юридические аспекты. Не нарушается ли таким образом принцип: «Один закон – одна правда для всех»?

Президент Затлерс прав, когда говорит о моральных аспектах. Евреи в Латвии были не только убиты, но и ограблены нацистами. Ценные вещи и значительная часть одежды, которые отбирались у людей перед расстрелом, были отправлены в Германию. Недвижимость была конфискована в пользу рейха, но ее нельзя было вывезти, и вся эта собственность после восстановления независимости Латвии перешла к государству.

Вопрос, должно ли государство, к которому это имущество попало, поделиться абсолютно незначительной долей с еврейской общиной – это безусловно вопрос морали. В странах Западной Европы и в половине стран Восточной Европы этот вопрос уже решен в самых разных формах.

Все же юридические вопросы, связанные с международным правом, давно уже решены в странах, где такая реституция проведена. Что касается Латвии, то юридические вопросы были изучены латвийскими юристами, не обнаружившими каких-либо противоречий с действующим законодательством. Подробнее можно прочесть в статье М. Папаринскиса „Likumprojekts un starptautiskās tiesības” в журнале «Юриста Вардс», 12.12.2006 год.

Что касается принципа «один закон – одна правда для всех», то он, безусловно, должен строго соблюдаться, поэтому если что-то подобное происходило с литовской, украинской, цыганской или белорусской общинами, полагаем, что также необходимо возвращать имущество или компенсировать.

Вопрос.

По какому принципу община требует компенсации у Латвийского государства? Что тут является главным: вернуть здания или получить компенсацию деньгами?

Еврейская община Латвии сегодня ничего не требует. Требует международное сообщество. И это требование вытекает из принципа, который относится ко всем странам, где евреи были убиты и ограблены.

В нашем случае речь не идет о какой-то компенсации. Речь идет о том, чтобы собственность, принадлежавшая некогда еврейским общинам или еврейским семьям, уничтоженным во всех поколениях, должна быть возвращена. В свое время мы составили список этой собственности; в него вошли только те объекты, которые по состоянию на 1991 год отошли в собственность государства или самоуправлений.

Община понимает, насколько государству будет непросто вернуть всю эту собственность в полном объеме. Община также понимает, что этот вопрос может быть решен только путем достижения консенсуса и в результате движения двух сторон навстречу друг другу. Поэтому община не настаивает на возвращении всего имущества, которое перечислено в списке.

Мы предлагаем государству самому решить – какое имущество и в каком объеме оно сможет вернуть. При этом мы настаиваем на том, чтобы в список возвращенного общине имущества обязательно были бы включены такие важные для нас объекты, как Общинный центр на ул. Сколас, некоторые синагоги и ряд исторических кладбищ.

Мы считаем, что, возвращая Еврейской общине часть довоенной еврейской собственности, государство снимает с себя камень моральной ответственности за то, что оно сегодня владеет и пользуется «кровавым» имуществом, законные собственники которого безвинно и жестоко были загублены нацистами 70 лет тому назад. В таком случае государство снимет себя этот грех и будет по моральному праву и по закону владеть и пользоваться оставшейся у него частью бывшей еврейской собственности.

Вопрос.

Если Латвийское государство выплатит компенсацию общине или вернет имущество, как предусматривается с этим поступать?

Что касается судьбы имущества, которое община получит от государства. Вне зависимости от того, в каком виде – денежном или натуральном – этот возврат произойдет, у нас есть планы создать специальный фонд, который будет этой собственностью управлять.

В правление этого фонда планируется включить 11 человек, 6 из которых будут представлять латвийскую еврейскую общину, 4 человека – международные еврейские организации и 1 человек – правительство Латвии.

Первоочередной задачей этого фонда будет организация помощи лицам, пострадавшим от  Холокоста; сегодня все они находятся в преклонном возрасте, и в этой помощи нуждаются. А главной и постоянной задачей фонда будет управление вверенным ему имуществом: прозрачно, рачительно, в интересах общины и ее членов. Все остальные вопросы и детали, в том числе выбор банка или банков – они будут следовать из этого принципа.

Следует подчеркнуть, что до тех пор, пока нет ясности в вопросе о том, какие именно объекты будут переданы государством общине, нет смысла обсуждать этот вопрос подробно. Время идет, – и вместе с этим многое меняется. Поясним на примере. В городе Кулдиге сохранилось историческое здание синагоги, которое долгие годы использовалось для нужд города. При составлении списка, мы рассчитывали получить назад и это здание. При этом мы имели соглашение с Кулдигской думой, о том, что здание будет отдано в бессрочную аренду городу за символическую цену в 1 лат в год.

Прошло четыре с половиной года, и ситуация кардинально поменялась. Сегодня в здании синагоги оборудована великолепная библиотека. Кулдигская дума провела огромную работу, заказала отличный проект и воплотила его в жизнь. При этом все это было добровольно и уважительно согласовано думой с Еврейской общиной Латвии. И теперь, конечно, мы не будем настаивать на возвращении нам этого здания. Мы только договорились с городскими властями, что в одном из помещений библиотеки будет устроен небольшой музей или экспозиция, посвященная истории евреев Кулдиги.

Вопрос.

Собирается ли община требовать компенсацию за синагоги, которые были уничтожены во время нацистской оккупации? Почему не потребовать ее от Германии?

О подобных объектах речь до сих пор никогда не шла.

Что же касается ФРГ, то эта страна уже компенсировала награбленное у евреев (и не только в Латвии) имущество государству Израиль, которое было выбрано Германией в качестве получателя компенсации.

Вопрос.

Если компенсация со стороны Латвийского государства будет присуждена, то не вызовет ли это межэтнического напряжения в обществе?

По поводу разговоров, что решение о возвращении еврейской собственности может кого-то обидеть или поставить в неравное положение необходимо сказать следующее. Мы считаем, что ни один народ не может находиться в привилегированном положении, или наоборот – подвергать дискриминации. В нашем случае речь идет о восстановлении исторической и человеческой справедливости. И мы уверены, что на этот раз справедливость восторжествует

Следует еще раз подчеркнуть, что сегодня вопрос стоит не о компенсации, а о возвращении собственности, имущества, которым, по нашему мнению, государство владеет незаконно. При этом община готова к компромиссу, и не настаивает на том, чтобы ей было возвращена вся собственность, принадлежавшая евреям и еврейским общинам в Латвии до 1940-го года – мы согласны на часть его. О том, что это будет за часть, мы готовы говорить с государством, которое в любом случае будет принимать окончательное решение.

Община понимает, что сегодня экономическая ситуация в стране непростая, гораздо тяжелее, чем это было 4 года назад. Но тот шанс был упущен и не по нашей вине.

Если же государство решит часть собственности возвращать деньгами, то, понимая ситуацию с бюджетом и общее положение в экономике, община готова отложить основные выплаты на какой-то срок. Однако некоторую часть, необходимую на оказание помощи ныне живущим жертвам Холокоста, мы хотим получить сразу – это очень пожилые люди, и они не могут ждать.

В том же случае, если имущество будет возвращаться нам в «натуральном» виде – проблем для бюджета не возникнет никаких.

Что касается так называемого «вымороченного» имущества, то есть такой собственности, у которой до  сих пор не объявилось ни собственников, ни наследников. Если в отношении  каких-то объектов, переданных государством общине, в будущем появятся собственники или претенденты, то община возьмет на себя всю ответственность за удовлетворение этих претензий и за решение споров в отношении этого имущества.

Вопрос.

Кто был инициатором требования компенсации – евреи Латвии или международное еврейское сообщество?

Вопрос о возврате или компенсации собственности наша община подняла очень давно. Шесть лет назад по настоянию общины была создана рабочая группа, куда вошли представители правительства и еврейской общины Латвии. Группа составила тогда список объектов бывшей еврейской собственности. Помимо общественных и культовых зданий в список вошли жилые дома и некоторая другая собственность, принадлежавшая до 1940-го года латвийским евреям, а сегодня оказавшаяся в собственности государства или самоуправлений.

У нас были четкие критерии. Мы включали конкретный объект в список, если совпадали три условия: его собственником до национализации был еврей; если он и его семья в 1941 году при нацистах были выписаны в гетто; и если в 1990-х годах никто из наследников не заявил о своих правах на это имущество. Когда список был готов, имущество оценили по кадастровой стоимости – которая была в тот момент в разы ниже реальной рыночной.

На основе этой оценки возникла некоторая цифра, которая фигурировала в законопроекте «О поддержке еврейской общины». Как известно, Сейм тогда отказался рассматривать закон. В результате и община, и историки, и политики, и юристы, работавшие над законом, были лишены возможности отстаивать свою позицию перед обществом и депутатами.

Понимая безвыходность ситуации, Еврейская община Латвии делегировала право требования возврата собственности международным еврейским организациям и экспертам, которые специализируются на решении проблем такого рода.

Preses relize

Pres_reliz_rus

Leave a Reply