Posted by

В недельном чтении «Ахарей» описывается богослужение праздника Йом Кипур»: «И приведет Аарон козла, на которого выпал жребий для Г-спода, и принесет его в грехоочистительную жертву. Козла же, на которого выпал жребий – к Азазелу, пусть поставлен будет живым пред Г-спода, чтобы совершить через него искупление, для отправления его к Азазелу в пустыню» (Ваикра, 16:9-10). Интересно, что рав Броер соотносит эти законы жертвоприношения с принесением в жертву Ицхака и Ишмаэля: «И встал Авраам рано утром, и взял хлеба и мех воды, и дал Агари, положив ей на плечи, и ребенка, и отослал ее. И пошла она и заблудилась в пустыне Беер-Шева» (Берешит, 21:14). И тут же, на другой странице: «И встал Авраам рано утром, оседлал осла своего и взял с собою двух отроков своих и Ицхака, сына своего, и наколол дров для всесожжения, и встал и пошел на место, о котором сказал ему Б-г» (Берешит, 22:3). Эта драма столь непохожих между собой жертв двух сыновей Авраама преобразуется и раскрывается именно в богослужебной практике Йом Кипура. Ицхак, вознесенный (в жертву) на горе Мориа и замещенный жертвенным животным, как бы возносится каждый год на том же месте в лице жертвенного животного. Разве что с одной поправкой: связывание Ицхака произошло в день Суда над миром, в Рош Ашана; описываемая же жертва приносилась через 10 дней после этого, в день Искупления мира, в день Милости. Что же касается второго козла, изгоняемого  к скале Азазела, то он соответствует изгнанному в пустыню второму сыну, Ишмаэлю.

Как это изгнание произошло? Через 10 лет совместной жизни (после Б-жественного обетования даровать Аврааму детей) Сарай оставалась неплодной и пожелала, чтобы Авраам вошел к ее служанке Агари.

Авраам был милосерден. Он не мог отказать жене и вошел к ее служанке. Агарь родила Ишмаэля, но и после того, как у Сары родился Ицхак, она продолжала считать себя и своего сына единственными наследниками Аврама и его благословений. Авраам был милосерден, он долго терпел Агарь и Ишмаэля, но в какой-то момент все же был вынужден их прогнать.

Жертва Азазелу, изгнание козла в пустыню, — это символ изгнания собственных грехов, плода собственных прегрешений, это желание порвать со своими слабостями. Жертва на горе Мориа – это жертва всесожжения, это жертва чистой любви, жертва непорочная, уже после того, как грехи отделены.

 

Однако удивительно, как с точностью до отдельных деталей воспроизведен этот древний семейный конфликт на уровне двух великих народов! За эти тысячелетия Ишмаэль не изменился, он по-прежнему желает быть единственным сыном Авраама, желает наследовать всю его землю и его избрание. Он продолжает отстаивать свою правоту всеми доступными ему средствами. И ни в чем это так явственно не проявляется, как в превращении Храмовой горы из святыни еврейской в святыню мусульманскую.

По преданию, Иерусалимский Бейт аМикдаш был воздвигнут на том месте, где Авраам связал Ицхака и занес над ним нож. И именно здесь вместо Ицхака из года в год в Йом Кипур должен был приноситься в жертву козел. Но другой сын Авраама, Ишмаэль, изгнанный в пустыню и в лице кочевника-бедуина проведший там два тысячелетия, вернулся из этой пустыни и овладел Храмовой горой.

При этом весь религиозно-исторический контекст был Ишмаэлем от начала и до конца переиначен. С одной стороны, ислам объявил, что в жертву Авраам якобы вознамерился принести не Ицхака, а Ишмаэля (правда, не на горе Мориа, а неподалеку от Мекки), но с другой стороны – гора Мориа все же была у евреев отнята, так как якобы именно на ней Мухаммад получил заповедь молитвы (хотя в Коране ни одного упоминания о Иерушалаиме нет). Так первая святыня Израиля превратилась в третью святыню Ишмаэля.

 

Формально признавая авторитет Торы, Коран пришел не затем, чтобы с ним соотнестись, а затем, чтобы его устранить. Отнюдь не случайно в мусульманской традиции признается, что жертве подлежал не Ицхак, отец Иакова и Эсава, т.е. евреев и христиан, а Ишмаэль (в соответствующем месте Корана — Сура 37:99-106 – имя сына попросту не называется).

Жребий, выпавший каждому из козлов, поменялся: жертвенное животное, предназначенное для изгнания в пустыню, поднимается на гору Мориа, а предназначенное для всесожжения изгоняется вон. Потомки отправленного в пустыню сына овладевают жертвенником, а потомки вознесенного в жертву не допускаются к нему —  причем не без активной помощи израильских «левых» политиков. В немалой степени благодаря и «либеральным демократам» Коран стало допустимо считать в нееврейском мире не менее, если не более, совершенным и аутентичным источником, нежели Тора.

Мы не можем утешиться мыслью, что еще В.И.Ленин отзывался о левых либералах как о «полезных идиотах». Мы обязаны задать себе вопрос: полезных КОМУ?

 

Leave a Reply