Пасха Михаила Булгакова

Posted by

В данном случае вы имеете возможность познакомиться с частью творчества р. Арье Бараца не в свободном изложении отрывков из работ рава, а в виде полной, нередактированной статьи. В своей статье рав использует отрывки из собственных ранних работ, опубликованных лишь частично.

Статья «Пасха Михаила Булгакова» содержит некоторые мысли и аналогии, которые Цви Левин не разделяет с автором. В целом же статья, насколько я могу судить, представляет несомненный интерес и, как все работы рава Бараца, чрезвычайно занимательна и информативна.

 

С уважением,

 

Цви Левин

ПАСХА МИХАИЛА БУЛГАКОВА (12.04.01)

Р. А.Барац

(статья составлена из фрагментов книги «Маком Тагор»: Ваикра и Бемидбар)

 

Бал весеннего полнолуния

 

Вопрос, обсуждаемый в этой статье – что за «бал» описывается в романе Булгакова «Мастер и Маргарита», и в какую дату он «празднуется», — возможно, и не полностью соответствует теме еврейской жизни. Однако коль скоро в жизни российских евреев знаменитый булгаковский роман играет известную роль, а в нем самом еврейская пасха явственно обыгрывается, то в эти пасхальные дни мне показалось оправданным обратиться к этой достаточно любопытной теме.

В «Мастере и Маргарите» ни разу не упоминается название «Вальпургиева ночь», хотя однозначно подчеркивается преемственность этого романа с «Фаустом», где описывается именно это первомайское мероприятие. Различные эпизоды и персонажи, например, «брокенские гуляки», которые «всегда приезжают  последними», должны заставить нас думать, что описываемый Булгаковым «бал» — это Вальпургиева ночь.  Тем не менее, в романе он так не назван, а прозван Булгаковым  «весенним балом полнолуния»: «Ежегодно мессир дает один бал. Он называется весенним балом полнолуния, или балом ста королей», — сообщает Коровьев Маргарите.

Уже одно это название ясно говорит нам, что описанный Булгаковым сатанинский бал – это никак не вальпургиева ночь (которая лишь иногда бывает полнолунной), а какая-то другая дата. Какая же? Все три «весенних полнолуния», т.е. полнолуния всех трех весенних месяцев (солнечного календаря), — а даже не какого-нибудь одного из них — приходятся на еврейские праздники. С 14 на 15 адара — Пурим (Шошана Пурим), с 14 на 15 нисана — Песах, и с 14 на 15 ияра — Песах Шейни.

Уже самый беглый анализ должен убедить нас в том, что описываемое Булгаковым полнолуние – это пасхальное полнолуние, что Булгаков перенес традиционный первомайский бал сатаны на… еврейскую Пасху. В самом деле, события его «Повести о пятом прокураторе Иудеи Понтии Пилате», т.е. суд над Иешуа и его казнь, произошли именно «четырнадцатого числа весеннего месяца нисан», в канун Пасхи, в канун «весеннего полнолуния» (кстати, в Торе именно нисан именуется «весенним месяцем»). А те события, которые разворачиваются в Москве, выглядят даже не просто как происходящие в годовщину этой казни, а как бы вообще от этой казни отталкивающиеся. В этом отношении достаточно просто проследить параллелизм событий, описываемых в «Повести о Пилате», с тем, что по свидетельству Булгакова происходило в Москве 1900 лет спустя. События трех-четырех иерусалимских дней «весеннего месяца нисан» происходят в том же «недельном режиме», что и события четырех московских дней, с которыми они синхронизируются буквально по часам (например, гибель Иуды и гибель барона Майгеля). При этом и сам Воланд заявляет, что присутствовал при иерусалимских событиях, о чем, правда, в самой повести прямо не упоминается, но что тем не менее подтверждает автор этой повести, Мастер: «Ваш собеседник был и у Пилата, и на завтраке у Канта, а теперь он навестил Москву».

Разумеется, то, что события московского весеннего бала соотнесены именно с событиями казни Иешуа, а не с событиями исхода евреев из Египта, говорит о том, что Булгаков имел в виду совместить Вальпургиеву ночь прежде всего с христианской пасхой (тем более что это отражено в недельном цикле), но еврейская пасха при этом также оказалась задействованной, и именно с ней связывается датировка («весеннее полнолуние»).

И в то же время, вопреки этому явственному замыслу, «полнолуние месяца нисан» в «Ершалаиме» у самого Булгакова все же не совпадает с тем московским полнолунием, которое сам он описывает. Ведь согласно роману «весенний бал полнолуния» происходил в мае («следует отметить первую странность этого страшного майского вечера»). В то время как еврейская пасха (полнолуние месяца нисан) никогда не может прийтись на май, но только на апрель (она колеблется от 26 марта по 25 апреля). В мае может быть только полнолуние следующего за нисаном месяца ияра, т.е. та дата, на которую приходился Песах Шейни – праздник, во всем тождественный Песаху нисана, но только для тех, кто не участвовал в основном торжестве. Более того, «весенний бал полнолуния» не совпал у Булгакова не только с иерусалимскими событиями 14 нисана, но и с вальпургиевой ночью с 30 апреля на 1 мая, ибо известные события одного «страшного майского вечера» на Патриарших прудах происходили уже за три дня до «бала сатаны». Что же описал Булгаков? Какую дату он имел в виду?

 

Антифауст

 

Если мы попытаемся проникнуть в сам замысел Булгакова, то первое впечатление, которое мы при этом вынесем, будет состоять в том, что единственной истинной Пасхой, единственным истинным воспоминанием крестной смерти одного из героев «Повести о Пилате» является по Булгакову… ежегодная мистическая оргия, возглавляемая Князем мира сего!

Если бы исследователи, обвиняющие Булгакова в антисемитизме, обратили бы на это внимание, то они бы непременно представили эту деталь  как подтверждение своей теории. Но все дело в том, что булгаковский Воланд сильно отличается от того персонажа, именем которого шпана истязает кошек. Воланд – это очень странный сатана, и его своеобразное празднование еврейского праздника Пасхи не должно нас отпугивать. В сущности Воланд больше похож на служебного Ангела смерти еврейской традиции нежели на богопротивного сатану традиции христианской.

Действительно, исследователи неоднократно отмечали нестандартность булгаковского Воланда в качестве «Князя мира сего».  Так, чешская исследовательница Ольнова назвала «Мастера и Маргариту» «Антифаустом». Канадский ученый А.К.Райт пишет: «Хотя булгаковский дьявол действительно «вечно совершает благо», очень мало оснований утверждать, что он «вечно хочет зла».  «Пусть даже убийство Берлиоза останется на совести Воланда, зато во всех других случаях он морально безупречен, — пишет В.Лакшин и продолжает: — Сам Воланд и его свита нимало не скрывают, что едва ли не во всех своих действиях они руководствуются добродетельными и даже назидательными целями». «Воланд не позволяет шуток по поводу «Света». Такого дьявола в мировой литературе до Булгакова действительно не было» — пишет Л.Яновская.

Литературное наложение двух «сакральных дат» — пасхи и вальпургиевой ночи – по всей видимости, входило для Булгакова в какой-то общий замысел, в какое-то его общее видение служебной роли темных сил.

Не вдаваясь здесь в детали, откуда сам Булгаков (именующий себя мистическим писателем) мог этот подход почерпнуть, стоит отметить, что он близок иудаизму. Так, Булгаков вкладывает в уста Воланда вполне отчетливую концепцию, целиком соответствующую каббалистической концепции «искр» добра и неизбежно покрывающих их «скорлуп» зла: «Что бы делало твое добро, — спрашивает Воланд Левия Матвея, — если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени?… Не хочешь ли ты ободрать весь Земной шар, снеся с него прочь все деревья и все живое из-за твоей фантазии наслаждаться голым светом?»

В самом деле, согласно иудаизму «искры» и «скорлупы»  неотделимы друг от друга. Иными словами, противостоя Тьме, сам Свет всегда есть уже сочетание Света и Тьмы, как Жизнь всегда есть сочетание Жизни и Смерти. Без смерти, которую жизни приходится преодолевать, немыслима сама жизнь. Булгаковский замысел явственно играет именно на этом парадоксе.

 

Булгаковская пасахалия

 

Как бы то ни было, но совершенно ясно, что самое общее намерение Булгакова состояло в наложении (христианской) пасхальной ночи на вальпургиеву, в представлении двух этих дат в качестве одного события. Вывести в романе такое единое событие вроде было бы несложно, ибо вальпургиева ночь периодически совпадает с пасхальной ночью как католиков, так и православных. Однако такая ночь никогда не может быть полнолунной, ведь согласно церковной традиции христианская пасха отмечается в воскресение, следующее после еврейской пасхи или (у католиков) совпадающее с ней. Иными словами, если вальпургиева ночь совпала с христианской пасхой, то эта ночь никак не может приходиться на полнолуние 15 нисана (колеблющимся между 26 марта и 25 апреля).

Тем не менее Булгаков, назвав свой бал “балом весеннего полнолуния”, обратился к датировке распятия Иешуа с помощью еврейского календаря. Но так как 15 нисана никогда и ни при каких обстоятельствах не может совпасть с 1 мая, то по-видимому, Булгакову пришлось сразу отказаться от намерения связать свой «бал сатаны» с первомайской ночью. Связать же бал только с ночью на 15 нисана было недостаточно, т.к. он все же имел в виду не события еврейской пасхи (исход из Египта), а распятие Иешуа, произошедшее не только 14 нисана, но еще и в пятницу, что существенно и даже необходимо было учитывать, поскольку это уже сделала христианская традиция.

Булгаков, по всей видимости, пожелал учесть как требование христианской пасахалии, т.е. требование недельного цикла, так и календарное требование пасхи еврейской, т.е. наличие полной луны. Но тогда мы вправе предположить, что для своего «пасхального» «великого бала сатаны» он мог составить оригинальную «пасахалию», согласно которой бал этот происходит в одно из «весенних полнолуний», а именно в то из них, которое приходится в том году на ночь с пятницы на субботу.

Не знаю, подозревал ли об этом сам Булгаков, но я не поленился проверить и убедился, что такое совпадение весеннего полнолуния с субботней ночью происходит не только каждый год, но к тому же еще и только один раз в год, чем исключаются любые разночтения. Например, в этом году такое сочетание произошло с 9 на 10 марта, в 2002 году оно состоится в ночь с 26 на 27 апреля, в 2003 году с 4 на 5 июня, в 2005 с 25 на 26 марта и т.д.

Таким образом, Булгаков мог с полным правом назвать «бал весеннего полнолуния» ежегодным и даже написать (в эпилоге), что «каждый год, только наступает весеннее праздничное полнолуние, под вечер появляется под липами на Патриарших… Иван Николаевич».

Возможный принцип булгаковской «пасахалии» построен на совпадении дней недели (субботы) с полнолунием… какого-либо из весенних месяцев (поэтому-то и дается это общее название «весенний», а не скажем «майский» бал). Подход этот несколько эклектичен, ибо в нем весна солнечного календаря накладывется на весну лунно-солнечного, так что с одной стороны должны вовлекаться полнолуния не только весенних, но и зимнего лунного месяца (адара), а с другой полнолуния весеннего лунного месяца сивана будут приходиться уже на лето (согласно месяцам солнечного года). И все же в этой пасахалии есть своя  здравость. Ведь в конце концов по какому-то из календарей «бал» всегда будет «весенним». Булгаков как бы выхватил самое существенное: весна, полная луна, ночь с пятницы на субботу.

«Вальпургиева ночь» при этом, правда, остается не у дел, однако это уже отдельный разговор, который в данную рубрику явно не вместить.

 

Leave a Reply