Часть 2. Р.Авраам Годин: Память о праведнике. Воспоминания о Мордехае Дубине

Posted by

Глава латвийского еврейства

Его общественная деятельность началась в 1919 году, сразу по окончании Первой мировой войны, когда ему было неполных трид­цать лет. С 1919 по 1940 год он был сердцем и душой латвийского еврейства.

1928 год был в Латвии годом выборов. В марте состоялись выборы в рижский город­ской совет, а в октябре — выборы в третий сейм. Прежде «Агудат Исраэль» не была представлена в городском совете, но в 1928 году М. Дубин решил выставить свою канди­датуру как лидера партийного списка. Парла­ментскую фракцию Дубин возглавлял и пре­жде.

«Агудат Исраэль» не имела тогда собст­венного печатного органа, и Дубин стал изда­вать специальную предвыборную газету, на­зывавшуюся «Ахт ун цванцик» («Двадцать восемь») — это был номер предвыборного списка. Редактором этого издания стал тог­дашний директор моей гимназии Шимон-Ицхак Витенберг, позже, в 1931 г., тоже избран­ный депутатом сейма. Директор знал о моей слабости к журналистике и предложил мне быть сотрудником газеты. В редакции и произошло мое первое знакомство с Мордехаем Дубиным.

Позже, осенью, накануне выборов в сейм, меня назначили одним из секретарей предвы­борного штаба «Агудат Исраэль», распола­гавшегося по соседству с правлением общи­ны. Четыре раза в неделю, в воскресенье -днем, а в понедельник, среду и четверг — по вечерам, Мордехай Дубин принимал посети­телей в правлении. Он часто заходил и в предвыборный штаб, проводя в нем по многу часов.

Выборы в третий сейм были для «Агудат Исраэль» не особо успешными. Дубин с тру­дом прошел в парламент от Рижского изби­рательного округа. От партии «Гапоэль га-мизрахи» были избраны в сейм раввин Мор­дехай Нурок (позже ставший членом кабине­та министров в Израиле) и его брат раввин Лиепаи А. Нурок, от «Бунда» был избран д-р Н. Майзель, а от сионистов-социалистов в сейм прошел проф. М. Лазерсон. «Агудат Ис­раэль», имевшая в первых двух каденциях сейма двух депутатов — Мордехая Дубина из Риги и Реувена Витенберга из Даугавпилса, -на сей раз с трудом провела в парламент лишь Дубина.

Результаты выборов крайне огорчили Ду­бина. Он чувствовал себя настолько уязвлен­ным, что по Риге поползли слухи, будто он со­бирается отказаться от депутатского манда­та, и представители всех кругов еврейской общественности пришли просить его не де­лать такого шага. Даже прежние политичес­кие противники, еще вчера травившие его, обратились к нему с просьбой не отказывать­ся от места в парламенте.

Вскоре после этих малоуспешных выбо­ров Мордехай Дубин предложил мне привес­ти в порядок его личный архив, хранившийся в особой комнате при клубе рижской еврей­ской общины. Разбирая этот архив, я ознако­мился с многогранной деятельностью Дуби­на, начиная с 1919 года, когда в Латвии на ко­роткое время захватили власть коммунисты. Я нашел там копии его обращений к коммунистическим властям и документы, относя­щиеся к периоду путча Бермондта-Авалова в конце 1919 года, а также тысячи писем и дру­гих бумаг, связанных с аграрной реформой в Латвии, с освобождением от уплаты пошли­ны и предоставлением скидок на налоги. Бы­ли там также документы, касавшиеся эми­грации из советской России и ряда других проблем, с которыми постоянно сталкива­лись евреи.

Когда немцы в 1917 году подступили к Риге, тысячи рижских евреев, в том числе и многие руководители общины, эвакуирова­лись в Россию. Все время немецкой оккупа­ции, до конца 1918 года, в Риге продолжалась более или менее нормальная общинная жизнь. Однако в январе 1919 года, когда власть перешла к коммунистам, оставшиеся в Риге деятели общины попрятались, и риж­ские евреи лишились официального предста­вительства. Свирепствовал голод, нужда, бо­лезни, многие евреи были арестованы, и дальнейшее существование общины, ее религиозных и культурных учреждений нахо­дилось под вопросом.

Именно в это время, как свидетельство­вал архив, Мордехай Дубин явился к красно­звездным властителям с убедительной прось­бой не мешать религиозным занятиям в си­нагогах и учебному процессу в общинных школах, позволить продолжить работу боль­ниц и благотворительных организаций в го­роде, а перед праздником Песах он потребо­вал у них муки для мацы. Власти угрожали арестовать молодого и энергичного деятеля и, конечно, осуществили бы свою угрозу, ес­ли бы не тиф. Сразу после Песаха Дубин за­болел, и когда чекисты пришли за ним, он был, казалось, на краю могилы.

В мае 1919 года большевики были изгнаны из Риги, и латвийский Национальный совет возобновил свою деятельность. Само собой разумеется, что среди представителей лат­вийского еврейства, выдвинутых кандидата­ми в Национальный совет, почетное место занимал Мордехай Дубин.

Но осенью — новая напасть. Банды немцев и русских белогвардейцев напали на Латвию и даже захватили часть ее столицы, Риги. Ис­кони повсюду при любой беде евреи были козлом отпущения. И в этом случае  стали искать врагов прежде всего среди ев­реев. М. Дубину удалось тогда спасти десят­ки жизней.

Мне до сих пор очень хорошо помнится ис­тория, сохранившаяся в архиве, — о еврей­ском ремесленнике Шапиро, изготовлявшем подтяжки, которому угрожал расстрел по приговору военно-полевого суда. Река Дау­гава оказалась границей, разделившей вою­ющие стороны. Во всем городе были раскле­ены распоряжения об обязательном затемне­нии по ночам всех окон, особенно вблизи ре­ки. Шапиро, живший у реки, повесил шторы затемнения, но они были недостаточно плот­ными, и сквозь них пробивался свет. Этого оказалось достаточно, чтобы обвинить хозя­ина квартиры в шпионаже и пособничестве врагу, арестовать и отдать под суд. Один из латвийских генералов, Пеникис, похвалялся тогда: «На сей раз даже Дубин не выручит». Генерал ошибся. Дубину удалось помочь Ша­пиро и спасти его от казни.

Права на издание вышеупомянутой книги принадлежат издательству «Шамир». Портал Shul.lv  благодарит издательство и лично р. Менахема Баркана за разрешение опубликовать эту книгу на портале.  Shul.lv только публикует текст и не несет ответственности за какие-либо высказывания автора книги.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…..

Еще по теме:

В. Шульгин о М.Дубине в тюрьме

Часть 1. Р.Авраам Годин: Память о праведнике. Воспоминания о Мордехае Дубине