Часть 5. Р.Авраам Годин: Память о праведнике. Воспоминания о Мордехае Дубине. Лидер Агудат Исроэль.

Posted by

Лидер «Агудат Исраэль»


Даже беглого обзора политической хроники латвийского еврейства достаточно, чтобы понять многогранность личности Мордехая Дубина как председателя еврейской общины Риги, как депутата сейма, как заступника и просто как еврея, полного великой любви к своему народу.

В начале 1928 года так называемое «левое» правительство Скуениекса пало. Левая газета «Фриморгн» («Утро») обвиняла в этом М. Дубина. В тот момент, перед новыми парламентскими и муниципальными выборами, травля М. Дубина и вообще партии «Агудат Исраэль» усилилась, как никогда преж­де.

Прежде «Агудат Исраэль» выступала на выборах в городской совет единым блоком с другими еврейскими партиями. Но в 1928 го­ду из-за ухудшившейся атмосферы в еврейской среде ей пришлось идти отдельным спи­ском, который возглавил М. Дубин. На этих выборах Дубин получил лишь половину го­лосов, собранных три года назад. А список «Агудат Исраэль» получил два места в го­родском совете, которые заняли Мордехай Дубин и Шимон-Ицхак Витенберг.

Осенью, на парламентских выборах успе­хи были немногим лучше. Дубин прошел в сейм с большим трудом, а второй мандат партия потеряла: кандидат от Даугавпилса Реувен Витенберг не был избран. Однако и после этого поражения партии «Агудат Исраэль» личное политическое влияние Дубина ничуть не уменьшилось. Попытки других депутатов-евреев вытеснить Дубина из бюджетной комиссии и занять его место успехом не увенчались. Членство в этой важной и престижной парламентской комиссии давало Дубину во всех государственных учреждениях вес и авторитет, которые он использовал исключительно на благо евреев — всех вместе и каждого в отдельности, — ничего не добиваясь для себя.

Не потребовалось много времени, чтобы еврейские массы в Латвии поняли, что все поклепы на Дубина ничем не обоснованы.

Именно тогда, в начале 1929 года, Дубин предложил мне стать его личным секрета­рем. Я вижу и помню все так ясно, как будто это происходит буквально сегодня. Мне было тогда всего восемнадцать лет, и я очень обрадовался этому приглашению, но тем не менее ответил, что должен посоветоваться с родителями. Дубин улыбнулся и сказал: «Родители согласятся. Так что, с Б-жьей помощью, приходи завтра в Министерство внутренних дел». Это был наш первый совместный визит по еврейским делам, а еще через день он указал мне мое рабочее место рядом с собой, в своей приемной, и я приступил к исполнению обязанностей секретаря.

Мировой экономический кризис 1929-1933 годов не обошел стороной, понятно, и маленькую Латвию. Сильно пострадало от него и еврейское население. Закрылись многие не только мелкие и средние, но даже крупные предприятия. Лесная промышленность и торговля — источник существования тысяч еврейских семей — пережили глубокий кризис. Заграница перестала нуждаться в латвийском лесе, а кризис в местном деревообрабатывающем производстве потянул за собой в пропасть и другие отрасли хозяйства.

Противники Дубина, с пеной у рта утверждавшие, что они, и только они, действительно заботятся о еврейском ремесленнике, оказались беспомощными и кормили безработных, обездоленных людей сладкими речами. В этой ситуации Мордехай Дубин, ходатай и заступник, в нарушение, может быть, партийной дисциплины, стал помогать всем евреям, не вникая в их убеждения. Многим он помог переквалифицироваться, тем, кому нужна была немедленная помощь, он оказывал ее через созданный им общественный комитет. Не было человека, который не знал бы, какие невероятные усилия он предпринимает, чтобы помочь евреям в их нужде. Мордехай Дубин работал с раннего утра и до глубокой ночи. Все латвийские, а в особенности рижские евреи увидели, какой это человек, и на следующих выборах, в 1931 году, он имел буквально триумфальный политический успех. В марте 1931 года по списку Дубина в городской совет прошли четыре еврейских депутата. Кроме него самого и Шимона-Ицхака Витенберга, депутатами стали еще два представителя «Агудат Исраэль» — раввин Мордехай Ходаков (значительно позже, уже в 70-е годы, ставший секретарем Любавич-ского Ребе р. Менахема-Мендла Шнеерсона) и Меир Ритов.

На волне успеха партия «Агудат Исраэль» начала издавать еженедельник «Унзер штиме» («Наш голос»). В то время как газе­та социалистов «Фриморгн» замалчивала вы­ступления М. Дубина в сейме, наша газета подробно их излагала. Особое внимание мы уделяли работе депутата М. Дубина в бюджетной комиссии. В те годы я был корреспондентом газеты в сейме, а в 1932 стал студентом экономического факультета Латвийского университета. Все это время я оставался личным секретарем Дубина, так что жизнь была очень напряженная.

Первым важным предприятием фракции «Агудат Исраэль» в рижском городском совете стало включение школ «Тора ведерех эрец» и «Тушия» (первая была ближе к «Агудат Исраэль», вторая — к «Гапоэль га-мизрахи») в городскую систему просвеще­ния. Школу «Тора ведерех эрец» с раздельным обучением мальчиков и девочек основал раввин Йоэль Баранчик в 1921 году. Учени­ками ее были главным образом дети из мало­обеспеченных семей, и плата за обучение по­ступала от общественного комитета, кото­рый возглавлял Мордехай Дубин. Социал-де­мократы, составлявшие большинство в городском совете, при поддержке сионистов-со­циалистов и «Бунда» целых десять лет отказывались включить «Тора ведерех эрец» в сеть муниципальных школ под тем предлогом, что школа эта религиозная. И на этот раз сионисты-социалисты вместе с «Бундом» отстаивали то же мнение, но М. Дубин с това­рищами по фракции «Агудат Исраэль» су­мел победить их.

Еще больший успех ожидал М. Дубина на парламентских выборах осенью 1931 года. Двое из трех еврейских депутатов сейма прошли по списку «Агудат Исраэль»: сам Дубин и Шимон-Ицхак Витенберг. Третьим еврей­ским депутатом стал раввин Мордехай Ну-рок от «Гапоэль гамизрахи».

Здесь я хочу особо упомянуть моего учи­теля, директора моей гимназии Шимона-Иц-хака Витенберга, рассказать о его много­гранной деятельности и о трагической гибе­ли. В начале 30-х годов Ш.-И. Витенберг, бле­стяще окончив юридический факультет, ра­ботал адвокатом. Он был хороший оратор, ве­ликолепно владел латышским языком, ярко выступал в комиссиях сейма и на общих засе­даниях. После роспуска сейма, с 1934 по 1940 год, Витенберг был главным редактором единственной тогда ежедневной еврейской газеты «Гайнт». Газета выходила двумя выпус­ками: утренним и дневным. Редактором утрен­него выпуска стал автор этих строк, а днев­ной выпуск редактировал Йегошуа Попко, погибший в немецком концлагере во время войны. Читатель получал в газете широкий политический обзор событий по всему миру и особенно в еврейской общине Палестины.

С началом войны Витенберг попал в Риж­ское гетто, а после гибели жены был отправ­лен в один из концлагерей. Мне рассказывал рижанин Агарон Поллак, который был с Витенбергом в лагере, что весной 1945 года их перегоняли пешком по территории Чехии. Среди заключенных были не только евреи, но и русские, англичане, французы. Витенберг свободно владел многими языками, и конвоиры часто вызывали его как переводчика. Однажды, проходя мимо читающего газету немца, он заметил, где проходит линия фронта, изображенная в газете. Вернув­шись к заключенным, он прошептал:

- Очень скоро можно будет сказать «лехаим», но я, видимо, не доживу до этого — нет сил идти.

Через несколько дней Шимон-Ицхак Витенберг погиб от немецкой пули: отставших от колонны убивали.

Благословенна память праведника!

 

Права на издание вышеупомянутой книги принадлежат издательству «Шамир». Портал Shul.lv  благодарит издательство и лично р. Менахема Баркана за разрешение опубликовать эту книгу на портале.  Shul.lv только публикует текст и не несет ответственности за какие-либо высказывания автора книги.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…..


Еще по теме:

В. Шульгин о М.Дубине в тюрьме

Часть 1. Р.Авраам Годин: Память о праведнике. Воспоминания о Мордехае Дубине

Часть 2. Р.Авраам Годин: Память о праведнике. Воспоминания о Мордехае Дубине

Часть 3. Р.Авраам Годин: Память о праведнике. Воспоминания о Мордехае Дубине

Часть 4. Р.Авраам Годин: Память о праведнике. Воспоминания о Мордехае Дубине

Leave a Reply