Рабби Шмарьягу Ноах Шнеерсон: родиться в Бобруйске

Posted by

Часть 1

Рабби Шмарьягу Ноах Шнеерсон

Его семья и происхождение

Одним из самых значительных
Адморов движения Хабад был 3-ий по счету, рабби Менахем Мендель Шнеерсон (1789-1866),
именуемый Цемах Цедек («росток праведности») по названию сборника своих
респонсов. Он был внуком основателя движения рабби Шнеура Залмана из Ляд. Цемах
Цедек фактически руководил всеми хасидами проживавшими на территории Белоруссии
и Литвы. По воспоминаниям современников он держал себя скорее как раввин, чем
как хасидский Адмор. Основное внимание он уделял изучению Талмуда. Цемах Цедек
вскоре после своего избрания лично встретился и установил теплые и сердечные
отношения с рабби Ицхаком из Воложина (сын рабби Хаима – ученика Виленского
Гаона), рабби Давидом Лурия из Быхова (Радаль, о нем см. МЕА №2), рабби Арье
Лейб Шапиро (Ковнер, рав Каунаса, отец Рефоэля и Моше Шмуэля Шапиро – раввинов
литовской общины Бобруйска, 1787-1853), и многими другими лидерами литовского
еврейства. Между ними происходил постоянный обмен мнениями по важнейшим вопросам
еврейской жизни.

У него было 6 сыновей, которые
были выдающимися знатоками Торы. Еще при жизни отца они имели своих
последователей и учеников. После смерти рабби Менахем Мендла его хасиды не
смогли объединиться вокруг одного лидера. Все сыновья Цемах Цедека (кроме
старшего) стали во главе новых ветвей Хабада. Его младший сын сын рабби Шмуэль (1834-1882),  остался в Любавичах и возглавил ветвь, которая
сегодня известна как Хабад Любавич. Третий сын рабби Хаим Шнеур Залман Шнеерсон
(1814–1880) стал Адмором в местечке Ляды Могилевской губернии (где была
резиденция основателя Хабада рабби Шнеура Залмана). Четвертый рабби Исраэль
Ноах Шнеерсон (1816–83) и пятый рабби Иосеф Ицхак из Овруча (1809–75) стали
Адморами в городах Нежин (Черниговская губерния) и Овруч (Волынская губерния).

Самой значительной и активной
на то время стала династия Хабад-Капуст (от названия города Копысь Могилевской
губернии, ныне Витебская область), которую возглавил второй сын Цемах Цедека
рабби Иехуда Лейб Шнеерсон (1811-1866). Расцвет
ветви Хабад Капуст произошел под руководством его старшего сына и преемника
рабби Шломо Залмана Шнеерсона (1830-1900). К ней принадлежали
выдающиеся знатоки Торы, как гаон рабби Йосеф Розин (Рогачевер, 1858-1936),
рабби Хаим Меер Хейлеман (автор книги «Бейт Ребе» о трех первых Адморах Хабада,
1854-1927). Хабадское влияние на рава Авраам Ицхака акоэна Кука (1865-1935) во
многом связано с воспитанием его деда Рафаэля Фельмана – хасида Капуст.

Рабби Шмария Ноах
Шнеерсон (1845–1923) был третьим сыном рабби Иехуды
Лейба и третьим и последним Адмором Хабад Капуст.

Рабби Шмария Ноах удостоился
слышать слова Торы еще из уст своего деда Цемах Цедека. Его познания произвели
огромное впечатление на его дядю Исраэля Ноаха из Нежина и он выдал замуж за
него свою дочь  Эстер-Либу.

 

 

Раввин Бобруйска

 

Бобруйск XIX столетия — один из
центров духовной жизни евреев Беларуси. В 1870 году, в возрасте 25 лет, рабби
Шмария Ноах становится раввином хасидской общины города. Несколько любавических
хасидов из руководства общины вначале были против его кандидатуры, поскольку он
пренадлежал к ветви Хабад Капуст, но вмешательство его дяди рабби Шмуэля Адмора
Хабад Любавич положило конец спорам.

Будучи раввином хасидской
общины рабби Шмария Ноах был руководителем раввинского суда и решал сложные
вопросы относительно имущественных споров, развода и пр. в соответствии с
законами Торы.

Теплые отношения сложились у
него с рабби Рефаэлем Шапиро (тесть Нецива, рош-ешивы в Воложине, 1837-1921) –
раввином литовской общины в 1886-1899 годах и его братом рабби Шмуэлем Моше
Шапиро (1843-1917) – раввином литовской общины в 1899-1917 годах.

В Бобруйске так же был
«казенный раввин» Виленский, который не пользовался особой популярностью у
евреев города. Это иллюстрирует следующая история. Однажды пристав встретил реб
Дов Бера Эттингера (один из уважаемых евреев города, внук рабби Борух Мордехай
Эттингера, рав Бобруйска 1-ой половины XIX века)
и сказал ему:

- Вчера я играл с Вашим
раввином в карты.

- С рабби Шапиро ? – спросил
Эттингер

- Нет – ответил пристав

- С рабби Шнеерсоном?

- Нет – ответил пристав – с
равом Виленским

- А… — ответил Эттингер – С
равом Виленским. Он не наш раввин. Он Ваш раввин.

 

Хасидский двор в Бобруйске

 

Несмотря на то, что рабби
Шмария Ноах был в первую очередь раввином общины, многие воспринимали его как
хасидского ребе, в результате постепенно вокруг него начал складываться
хасидский двор. Евреи шли к нему за советом в своих повседневных делах, просили
укрепить в них Б-гобоязненость. Каждую субботу и праздник он выступал с
хасидскими драшами.

В 1900 году умирает его родной
брат Шломо Залман ребе Хабад Капуст. Рабби Шмария Ноах становится 3-им ребе из
Капуст. В этом же году он едет туда на осенние праздники (Рош аШана, Йом Кипур,
Суккот) и проводит там весь месяц тишрей, после чего он вернулся в Бобруйск.
Несмотря на все просьбы хасидов поселиться в Копысе (Капусте) и уделять
основное время хасидам Капуста и развитию движения, рабби Шмария Ноах остается
в Бобруйске.  Пишет «Бейт Ребе»: «И до сих
пор не было преуспевания, что бы он возродил «развалины Капуста» по ряду
причин. Поэтому ездят хасиды нашей страны к нему в Бобруйск услышать поучения
из его уст, получить совет в духовном и материальном и он очень глубоко вникает
в эти вопросы». Так центр движения Капуст переместился в Бобруйск.

Рабби Шмария Ноах обладал
огромным авторитетом среди хасидских лидеров своего поколения. Бобруйск был
большим городом, в нем жило много состоятельных евреев, которые принадлежали к
различным направлениям в хасидизме. Тем не менее ни один хасидский Адмор
никогда не посещал Бобруйска. Например рабби Мордехай Дов из Горностайполя (1840–1904, зять Хаима Хальберштама ребе из
Цанза) во время поездок по Белоруссии останавливался в 20 км. от Бобруйска в
местечке Любоничи и его хасиды приезжали к нему туда.

 

Ешива в Бобруйске

 

В 1901 году рабби Шмария Ноах
открывает в Бобруйске хасидскую ешиву, куда стекаются ученики со всех концов
России. Занятия проходили под непосредственным наблюдением его сына рабби
Менахем Мендла. Во главе ешивы стояли рабби Яаков Хенкин, а позднее рабби Хаим
Элиэзер Быховский. В ней не учили хасидут 4 часа в день, поскольку известно,
что 2-ой Адмор Хабад-Капуст рабби Шломо Залман (брат рабби Шмарии Ноаха) был
противником этого, но какое-то время уделялось изучению Тании и Ликутей Тора
(книги основателя движения Хабад рабби Шнеур Залмана из Ляд).

Подход к изучению Талмуда
отличалась от ешив Каунаса, Тельшая (Тельз) и Слуцка (ешива Ридбаза) с одной
стороны, и от ешивы в Любавичах с другой. Хасиды обычно против пилпуля (логический
метод исследования и анализа текста Талмуда) если он
напрямую не ведет к пониманию смысла Талмуда. В ешиве Любавичей пошли в этом
еще дальше и учили простой смысл текста без вхождения в различные тонкости.
Ешива рабби Шмарии Ноаха объединила оба эти подхода. Ученики ежедневно
при помощи вопросов и ответов старались понять глубину мыслей талмудических
мудрецов.

В ешиве было два отделения. В
первом учились молодые юноши под руководством машгиаха, руководителя ешивы и
преподавателей. Во втором, которое называлось «кибуц» («коллектив»), занималисб
юноши старшего возраста под непосредственным руководством рабби Шмарии Ноаха.

Необходимо сказать, что из стен
ешивы вышли десятки раввинов и мудрецов Торы, многие из них возглавляли общины
различных городов России таких как Полоцк, Борисов, Двинск (Даугавпилс), Овруч
и др. Учился в «кибуце» и получил раввинскую смиху (посвящение) от рабби
Шмарьягу Ноаха также раввин Шломо Йосеф Зевин (1886-1978) — главный редактор
многотомной (ок. 30 томов) талмудической энциклопедии.

Ешива продолжала работать даже
после коммунистического переворота несмотря на то, что это было сопряжено с
серьезными опасностями. В своем завещании рабби Шмарьягу Ноах призывает своих
внуков и последователей поддержать ешиву. Он пишет: «… умоляю своих
последователей, друзей и жителей нашего города, боящихся Творца, поддержать
«кибуц» в моем бейт мидраше, поддержать изучение Торы и служение Б-гу. …
Особенно в наше время (т.е. во время советской власти и гонений на религию –
прим. М.Р.) когда очень уменьшилось изучение Торы из-за грехов наших, и
опустилось почти до земли. Как необходимо укрепить изучение Торы, чтобы оно
совсем не прекратилось, спаси и сохрани (Вс-вышний)  нас от этого.

 

Дела и заботы евреев Бобруйска

 

В Бобруйске было разнообразное
еврейское население: хасиды различных направлений, литваки, «просвещенцы»
(маскилим). В городе было более 100 синагог и домов молитвы. В конце XIX
— начале XX веков более
60% населения Бобруйска были евреи. Разнообразны были потребности и проблемы
евреев города.

 

Забота о бедняках

В 1889 году состоятельные евреи
Бобруйска из «просвещенцев» хотели принять постановление, запрещающее беднякам
ходить по домам и собирать «цдаку». Они утверждали, что нищих много и среди них
есть непорядочные, которые «отбирают хлеб» у остальных. Поэтому они решили
создать специальный фонд помощи беднякам. Когда об этом услышал рабби Шмарьягу
Ноах, он выступил резко против. Он сказал, что основная цель этих людей
оградить себя от вида бедняков и не слышать их жалоб.

 

Пожар

В 1902 году 19 апреля в канун
Шаббата, в Бобруйске произошел большой пожар. Более 1,000 домов, в которых жили
около 2,500 семей и 650 лавок сгорело. Несмотря на то, что его дом и бейт
мидраш тоже сгорели, рабби Шмарьягу Ноах все вримание уделял помощи евреям
города.

 

Забота о евреях-солдатах царской армии

Бобруйск известен своей
крепостью, которая была сооружена российской армией согласно плану Опермана в 18071812
годах, и достраивалась до 1825. В
ней проходили службу тысячи солдат, среди которых было много евреев. По
инициативе рабби Шмарьягу Ноаха была создана организация «маахаль кашер» для
снабжения их кошерной едой. Еду готовили праведные еврейские женщины: невестка
рабби Шмарьягу Ноаха, жена его сына Менахем Мендла и другие. Готовая еда каждый
день доставлялась в крепость еврейским солдатам. Комендант крепости выделил для
них в столовой отдельные столы. Рабби Шмарьягу Ноах также использовал свое
влияние чтобы солдат-евреев отпускали проводить праздники и Шаббаты в семьях
евреев Бобруйска.

Во время I-ой
мировой войны благодаря рабби Шмарьягу Ноаху тысячи еврейских солдат получили
мацу к празднику Песах.

 

Создание еврейского сельскохозяйственного
поселения

Рабби Шмарьягу Ноах старался
создать для евреев возможность работы на земле. В этом он продолжал традицию
своего отца Цемах Цедека. В 1914 году он пытался основать еврейское
сельскохозяйственное поселение и искал место для него. Предполагалось, что
кроме обработки земли большая часть времени будет уделяться изучению Торы. К
сожалению, I-ая мировая война не дала свершиться
этим планам.

 

Забота об изгнанниках

I-ая
мировая война принесла неисчислимые бедствия еврейскому народу. Боевые действия
проходили на территориях, где проживало большинство евреев того времени. В мае
1915 года военные власти приняли решение выселить всех евреев из района Ковно
(Каунаса). Мужчины, женщины, дети и младенцы все без исключения ехали в
закрытых товарных вагонах. Из-за спешки, с которой их выселяли, многие не
успели приготовить необходимых продуктов в дорогу. Отсутствовало самое
необходимое, не было лекарств и медикаментов. Была реальная опасность эпидемий.
Поезд с выселяемыми должен был проезжать через Бобруйск в Шаббат. Один из гвирим
(богатых людей) Бобруйска Зусман Розовский сказал, что готов взять на себя
финансирование продуктов и медикаментов. Необходимо было решить, можно ли ради
их передачи публично нарушить святость Субботы. Раввин литовской общины рабби
Шмуэль Моше Шапиро вынес алахическое решение разрешить передачу предметов
первой необходимости, поскольку речь идет об угрозе жизни. Рабби Шмарьягу Ноах
встретился с людьми, которые непосредственно занимались заботой об изгнанниках,
благословил это начинание и сказал: «Большая заповедь попала вам в руки,
Вс-вышний будет Вам в помощь)».

 

Участие в общественной жизни евреев
Российской империи

Раввинский
съезд

В 1910 году с 2 марта по 4
апреля в С.-Петербурге заседала 6-ая раввинская комиссия[1]. В ее состав
входили такие мудрецы Торы как раввин г. Кишинева Лейб Цирельсон (председатель),
раввин г. Брест-Литовска Хаим Соловейчик, раввин г. Вильны Хаим Ойзер
Гродзенский, 5-ый Адмор Хабад-Любавич рабби Шолом Шнеерсон, раввин г. Одессы
Шмуэль Полинковский, раввин г. Нежина Мендель Хейн, а также присяжный
поверенный Моисей Мазор из г. Киева.

Много неразрешенных вопросов
еврейской жизни были обсуждены на съезде представителей еврейских общин при раввинской
комиссии, который прошел в то же время в С.-Петербурге. Съезд состоял из 41 человека
избранных еврейскими общинами России, и ученого еврея при департаменте духовных
дел, М. Крепса. Председателем был назначен барон Д. Г. Гинцбург.

В работе съезда кроме членов
раввинской комиссии участвовали многие великие раввины того времени,
проживающие на территории Российской империи. Одним из участников съезда был рабби
Шмария Ноах Шнеерсон.

Рабби Шмарья Ноах принял
активное участие в подготовке программы съезда, активно работая над ней вместе
с другими раввинами. Об этом свидетельствует приводимый ниже архивный документ[2]:

В Департамент
Духовных Дел иностранных Исповеданий для Раввинской Комиссии

От
Потомственного Почетного Гражданина Ш. Шнеерсона.

Основываясь на
письме, полученном мною от Ученного Еврея при Министерстве Вн. Дел г-на Д-ра
Философии М.Л. Крепса от 18 мая сего года за №80, в котором мне предлагается
представить доклад о моих мнениях в религиозных вопросах, представляю при сем
доклад, составленный по моей просьбе духовно-казенным раввином гор. Прилуки
г-ном Л.Цирельсоном, к мнению которого я присоединяюсь. Некоторые важные
вопросы, которые я имею добавить, я составлю в непродолжительном времени. Шмерл
Шнеерсон.

[1] Раввинская комиссия — высший официально
признанный орган для решения вопросов по религиозно-духовным делам евреев,
учреждена в 1848 г. Собиралась по решению министра внутренних дел.

[1] микрофильм письма
Шнеерсона хранится в Центральном архиве Истории Еврейского арода в Иерусалиме,
под шифром HM2/8003.1. Редакция МЕА выражает благодарность д-ру Владимиру
Левину за предоставление этого документа для публикации.

Бобруйск.
Ноябрь 10 дня 1908 года.

 

Съезд обсудил вопросы ο
раввинате, присяге, метрикации, еврейских духовных и хозяйственных правлениях в
России, богоугодных и благотворительных учреждениях, религиозном образовании и
воспитании юношества, коробочном и свечном сборах, ο раввинской комиссии, о брачных
и бракоразводных вопросах.

Один из вопросов, которые
стояли на съезде, касался того, в каком объеме раввины обязаны знать русский
язык. Это было связано с тем, что раввин обязан был вести метрические книги
учета рождений и умерших. В то время многие выдающиеся мудрецы Торы в течении
своей жизни занимали раввинские посты в разных странах. Например, Мальбим,
бывший раввином Могилева в 1870-71 годах, занимал раввинские посты в Польше,
Бухаресте (Румыния), Кенигсберге (Восточная Пруссия). В этих случаях нереально
было бы требовать знания государственного языка в полном объеме. На съезде было
выдвинуто три предложения. Представители «маскилим» (просвещенцев) во главе с
бароном Гинзбургом хотели потребовать от раввинов знания языка в совершенстве.
Рабби Хаим Соловейчик из Бриска (Бреста) и рабби Шолом Шнеерсон (5-ый Адмор
Хабад-Любавич) настаивали на том, что от раввина не следует вообще требовать
никакого знания языка, а метрические книги будет вести назначенный раввином
чиновник. Третье предложение, которое было в конечном итоге и принято и которое
поддержал рабби Шмария Ноах, гласило, что раввин должен знать язык в объеме,
который необходим для ведения метрических книг.

Главной причиной, почему рабби
Шмария Ноах поддержал это предложение, было то, что в этом случае отпадет
необходимость в институте «казенных раввинов». Это были люди, как правило
далекие от Торы. Конечно, это мнение не могло быть высказано публично.

Попытки запрета шхиты

 

В 19 в. в Европе
возникли движения в защиту животных, которые требовали от властей запрета
ритуального убоя, мотивируя это тем, что он причиняет страдания животному. В
1893 г. подобный запрет был принят в России. После этого развернулась бурная
кампания за его отмену, которая впоследствии увенчалась успехом. Ведущую роль в
этой кампании сыграл врач и общественный деятель И.А. Дембо (1848–1906). Он
настоял на проведении опытов на бойне и в лаборатории И. П. Павлова и доказал,
что другие способы убоя доставляют животным не меньше мучений. Несмотря на это,
вопрос о запрете шхиты периодически вставал на повестку дня.  В начале 1914 года Дума снова занялась
обсуждением запрета шхиты. Рабби Шмарья Ноах был одним из инициаторов посылки
специальной делегации в С.-Петербург о чем он пишет в письме рабби Йегуде Лейбу
Цирельсону — раввину Кишенева. Начавшаяся вскоре I-ая
мировая война положила конец этой проблеме.

 

 

Поддержка евреев в земле Израиля

 

Рабби Менахем Мендл (1730-1788)
из Витебска, духовный лидер хасидов Белоруссии, во главе группы из 300 человек
прибывает в землю Израиля в 1777 году. Они вначале поселяются в Цфате, а в 1781
году в Тверии. Первоначально с этой группой должен был прибыть и рабби Шнеур
Залман из Ляд (1745-1812, основатель движения Хабад). Но достигнув границы с
Турцией он повернул обратно, чтобы не оставить хасидов Белоруссии без
руководства. После кончины рабби Менахема Мендла общину возглавляет рабби
Авраам из Калиска (1741-1810). С самого начала своего основания поселения Хабада
в Святой Земле получали финансовую поддержку от Адморов Хабада. В силу ряда
причин основная поддержка оказывается поселению в Хевроне, а позже в
Иерусалиме. Во главе общины Хабада в Иерусалиме, который приобретает
центральное значение, стояли приверженцы ветви Капуст.

Рабби Шмарья Ноах уделял много
внимания сбору средств для общины в Иерусалиме, ее моральной поддержке. Рабби
Шалом Дов-Бер Шнеерсоном (1861-1920, 5-ый Адмор движения Хабад-Любавич) уделял
центральное внимание общине Хабада в Хевроне. До нас дошла переписка между
ними, в которой рабби Шмарья Ноах доказывает, что более важно поддерживать
общину в Иерусалиме.

 

После Февральской революции

 

4 апреля 1917 года Временное
правительство России отменило все ограничения для евреев и «черту оседлости».
Было принято решение о созыве еврейского съезда, на котором будут представители
евреев всей России.

Бурная общественно-политическая
жизнь той поры не обошла стороной и евреев Бобруйска. Оба раввина рабби Шнеерсон
и и рабби Хаим Цви Шапиро (сын рабби Моше Шмуэля, раввин литовской общины в
1917-1932) приняли активное участие в организации партии верных Торе евреев.
Раввины Иегуда Лейб Барабаш (внук рабби Шмария Ноаха) и Хаим Цви Шапиро  приняли участие в учредительной конференции
партии «Масорет и херут» (традиция и свобода) в Москве 4-11 июля 1917 года.

Для того, что бы выработать
общую позицию в конце августа 1917 года в Москве, прошло совещание раввинов. В
нем приняли участие рабби Хаим Ойзер Гродзенский, рабби Исраэль Меир аКоэн
(Хофец Хаим), 5-ый Адмор Хабад-Любавич рабби Шолом Шнеерсон, рабби Ицхак Ицеле
из Поневежа  и многие другие выдающиеся
раввины того времени. Рабби Шмарию Ноаха представлял его сын Менахем Мендл
Шнеерсон. Было принято решение объединить все еврейские религиозные партии в
одну – «Ахдут Исроэль» (единство Израиля) и выработаны положения ее программы.

К сожалению, все эти планы не
свершились, поскольку вскоре произошел коммунистический переворот, с которым
наступили черные дни в жизни российских евреев.

Последние годы жизни

 

В личном плане у рабби Шмарьи
Ноаха было много несчастий. Два его сына умерли в юном возрасте. Его зять рав
Давид Барабаш умер при его жизни в 1919 году. В этом же году 21 июля от рук
деникинцев на станции Синельниково (районе Екатеринослава) трагически погибает
его сын Менахем Мендл. Это было тяжелое время для евреев России. Солдаты армии
Деникина организовывали по всему югу Украины еврейские погромы. По
свидетельству очевидцев раввин Синельникова даже писал в Екатеринослав, что
просит евреев не ездить по железной дороге, так как «на кладбище уже нет места
для могил». Станция Синельниково была одним из мест, про которое представители
еврейских общин писали в обращении на имя генерала А.И. Деникина.

Рабби Шмарья Ноах пишет про
Менахем Мендла в своем завещании: «… В Торе и служении Творцу он был как один
из великих. … И безусловно был бы с желанием принят вместо меня (раввином
хасидской общины Бобруйска и Адмором Капуста). … А сейчас, когда я потерял
отраду своей души, но что сделаю я, ибо от Б-га было это. Творец справедлив, и
на него возложим нашу ношу. И мы должны исполнить то, что сказали наши мудрецы
благословенной памяти, да будут всегда слова человека немногочисленны перед
Творцом».

После гибели Менахем Мендла его
вдова с симьей поселились в земле Израиля. Его внук Менахем Мендл Фрибес
(названный в его честь) во время акции протеста против политики английских
властей, ограничивавших иммиграцию евреев в Землю Израиля, был убит английскими
полицейскими в Иерусалиме 4 февраля 1940 года. Дед, внук, одно имя – похожие
судьбы.

После революции советские
власти напрямую не трогали рабби Шмарья Ноаха и его ешиву. Тем не менее общая
ситуация безусловно не способствовала расцвету религиозной жизни.  В начале 20-х годов состоялся ряд
антирелигиозных демонстраций. В ночь Йом Кипура было организовано большое
шествие с факелами и лозунгами: «Мы не нуждаемся в попах и раввинах». Демонстрация,
все участники которой были евреи, остановилась напротив синагоги рабби
Шнеерсона на улице Адамовской (ныне Комсомольская), которая в этот  день была полна молящихся. В течении получаса
демонстранты возле синагоги выступали с речами, что произвело тяжелое
впечатление на молящихся. На улицах города были развешены объявления, что в Йом
Кипур рестораны города будут открыты для «передовой еврейской молодежи»,
которая не нуждается в «глупых верованиях».

24 июня 1922 года состоялась
демонстрация «дети Бобруйска против хедера», в которой участвовало более 2,000
детей. Они несли плакаты «Долой хедеры, долой раввинов, да здравствует
советская школа!». Во главе демонстрантов шли члены комитета «по закрытию
хедеров». Нет необходимости говорить, что после этого хедер был вынужден уйти в
подполье.

В последние годы жизни здоровье
рабби Шмарьягу Ноаха сильно пошатнулось. За два дня (понедельник) до смерти он
попросил: «Дайте мне служить (Творцу) в этот день (имеется в виду среда, день
смерти его матери) собственными силами». Вторник он еще помолился минху
(послеполуденную молитву), но ближе к вечеру у него был инфаркт и на следующий
день 15 тевета 5683 года (3 января 1923 года) рабби Шмарья Ноах Шнеерсон вернул
свою душу Создателю. Сказали его ученики и последователи: «В день, когда Творец
сотворил светила (среда), днем затемнили нам солнце».

По требованию хасидов для
могилы рабби выбрали не ряд, где были похоронены раввины Бобруйска, а
специальное отдельное место. Это было сделано для того, что бы над могилой
можно было построить домик, что бы в любое время туда можно было придти и
помолиться. Тысячи евреев провожали любимого раввина в последний путь.

Его потомки

 

Рабби Шмарья Ноах не оставил
после себя сыновей или зятьев, которые могли бы занять его место. Но он
удостоился иметь внуков, которые стали мудрецами Торы. В своем завещании он
пишет: «… В этом будет мое утешение, два моих замечательных внука, рав Исроэль
Моше сын моего зятя раввина Давида Барабаша и рав Моше Довид сын моего сына
рабби Менделя, оба хороши одинаково, в знании Торы, служению Творцу, знакомы с
Каббалой и способны выносить алахические постановления. Одного из них выберите
занять мое место в нашем городе…»

Несмотря на тяжелую ситуацию в
еврейской жизни Бобруйска, лидеры хасидской общины предложили место раввина
общины и Адмора Хабад Капуст рабби Исроэлю Моше, но он по своей скромности
отказался от этой чести. Отказом ответил так же второй внук рабби Моше Довид.
Тогда эти должности предложили мужу дочки раввина Давида Барабаша Шейны-Ривки,
(внучки рабби Шмарь Ноаха) раввину Шмуэлю Безпалову (1871-1941).  Но и рабби Шмуэль отказался быть Адмором,
поскольку он был близок с 6-м Адмором Хабад-Любавич, рабби Раяцем. Он
согласился стать только раввином хасидской общины Бобруйска. Раввин Безпалов занимал
эту должность в самые тяжелые годы гонений на религию. Под давлением властей в
1929 году он был вынужден официально оставить пост раввина, однако на деле
продолжал исполнять обязанности духовного лидера общины. Рабби Шмуэль Беспалов
с женой и двумя дочерьми погиб от рук фашистов в октябре 1941 года, во время
акции по уничтожению евреев Бобруйска. Спасшиеся очевидцы рассказывают, что
перед расстрелом рабби Шмуэль резко говорил с фашистами, предвещая им, что они
погибнут, как и все ненавистники еврейского народа. Руководивший акцией офицер приказал
отрезать ему язык, после чего его убили. Да отомстит Вс-вышний за его кровь.

Так закончилась еще одна
славная страница еврейской истории.


[1] Раввинская комиссия — высший официально
признанный орган для решения вопросов по религиозно-духовным делам евреев,
учреждена в 1848 г. Собиралась по решению министра внутренних дел.

[2] микрофильм письма
Шнеерсона хранится в Центральном архиве Истории Еврейского арода в Иерусалиме,
под шифром HM2/8003.1. Редакция МЕА выражает благодарность д-ру Владимиру
Левину за предоставление этого документа для публикации.

 

shul.lv выражзает огромную благодарность раву Мордехаю Райхинштейну за разрешение публикации данного материала.

Рав Мордехай Райхинштейн, будучи уроженцем Могилева, теперь проживает в Бейтар Илите (поселение в Израиле), некоторое время работал в Киеве; в настоящее время успешно направляет деятельность еврейских общин своего родного города, Гомеля и Витебска. Исторические изыскания р. Мордехая хорошо известны в кругах религиозного еврейства Израиля, России и Белоруссии. Рижский Бейт Мидраш неоднократно с удовольствием принимал рава Мордехая и руководство его общин, проводя с ними групповые и индивидуальные занятия. Кошерная птица из Белоруссии (шхита организована р. Мордехаем) часто выручала наши семьи.

Продолжение  следует…

Leave a Reply