Недельная глава-Хуккат 5772

Posted by

Хуккат на chabad.org

Хуккат на toldot.ru

Комментарий прислан Цви Левиным (Бейт Мидраш)

“Вот закон об Учении, который повелел Б-г изложить…” (Бемидбар, 19:2).

Сегодняшний раздел, в начале которого излагаются законы ритуальной чистоты и использования для этой цели пепла красной коровы, открывается словами: “Зот хукат а-Тора” — “Вот закон об Учении”. Поясняя их значение применительно к религиозным заповедям, не имеющим логического обоснования (на иврите: “хок”), РАШИ пишет: “Сатан и народы мира насмехаются над сынами Израиля, говоря: “Что это за мицва и какова ее причина?” Поэтому, говорит Б-г, она (мицва) представлена в виде “хока”, Моего постановления, и нет у вас права ставить ее под сомнение”.
Обратите внимание, РАШИ упоминает двух насмешников. С “народами мира” все понятно. Но кто такой Сатан или, говоря по-русски, дьявол? Согласно традиции, это наш “йецер а-ра”, дурное побуждение, личная склонность к греху и отрицанию Б-жественной мудрости. Этот внутренний голос “интеллектуально” убеждает нас: “Ну, хорошо, отдыхать в седьмой день разумно, обрезание — вещь медицински полезная, свинину есть вредно. Но почему я не могу щелкнуть выключателем в шаббат? К чему жертвоприношения? Мракобесие какое-то. И этот пепел красной коровы. От чего он очищает? Что за глупости!”

Сатан атакует не всеми признанные, “общечеловеческие” заповеди, понятные нашему разуму, например, “люби ближнего, как самого себя”, а “хуким”, те законы, которые невозможно логически разъяснить.

Человек стремится понять окружающий его мир. То, что ему непонятно, он инстинктивно отталкивает. Принимая Тору у горы Синай, мы поклялись: “Наасе венишма” — Сделаем и услышим. Некоторые понимают этот девиз так: делать, конечно, важно, но обязательно с пониманием. Подразумевается, что мы должны понять все. А если что-то остается непонятым, значит, это неправильно или необязательно?

Феномен красной коровы, “пара адума”, который Тора называет “законом об Учении”, дает нам ответ на этот сложный философский вопрос. Нет, не все в мире должно быть логичным. Наша вселенная — не часовой механизм, который можно разобрать до винтика. Мы вовсе не обязаны все понимать. Мы выполняем заповеди, все заповеди, без отбора (эта заповедь “хорошая”, а эта “бессмысленная” или “устаревшая”), потому что Б-г дал их нам через Свою Тору, потому что это законы нашей жизни и мироздания, потому что это высшая, хотя и не всегда доступная разуму правда.

Нашему поколению особенно трудно понять эту истину. В прежние времена евреи выполняли мицвот без вопросов “почему?” Многие вообще избегали этого вопроса, даже когда он был уместен. Считалось, что знание причины уводит человека от чистой, искренней веры. Наш век — век “почемучек”. Мы стремимся во всем докопаться до корней, а если какая-то тайна остается неразгаданной, мы ее просто игнорируем. Впервые обращаясь к иудаизму, особенно, в зрелом возрасте, мы, бывшие советские евреи, требуем объяснений: почему это, почему то? Любознательность и заведомый скепсис, конечно, хороши и часто необходимы, во всяком случае, так мы воспитаны, так нас приучили жить, но иногда они мешают почувствовать дух нашей древней традиции, оторваться от материального восприятия мира.

Наверное, поэтому мы считаем героями борцов Варшавского гетто, погибавших с оружием в руках, а праведники, которые, стоя на краю гибели, вовсе не думали о сопротивлении и спасении жизни, а жертвовали ею ради соблюдения “ритуала”, кажутся нам в лучшем случае чудаками, людьми не от мира сего. Их мужественная преданность Торе и Б-гу недоступны нашему восприятию, мы не способны ее оценить.

Талмуд (трактат Кидушин, 31-а) рассказывает об одном нееврее по имени Дама бен Нетина, у которого был драгоценный камень редкостной красоты. Как раз такого самоцвета не хватало в нагруднике, входившем в комплект одежд Первосвященника иерусалимского Храма. К Даме бен Нетине пришли еврейские мудрецы и предложили ему высокую плату за этот камень. Но тот отказался, поскольку ключ от сейфа, где лежала драгоценность, находился под подушкой, на которой спал в это время его отец, и тот не хотел будить старика, даже если бы ему предложили все сокровища мира.

В награду за такое самоотверженное почитание отца Дама бен Нетина удостоился того, что в его стаде родилась красная корова, редкостная по тем временам (а затем и вовсе исчезнувшая) масть. Мудрецы купили у него эту корову за ту же сумму, которой он пожертвовал ради спокойствия своего отца.

Мы знаем, что в мире нет ничего случайного, и каждый поступок, хороший и плохой, откликается нам по принципу “мера за меру”. Почему же Дама бен Нетина был вознагражден таким странным образом: красной коровой?

Задача еврейского народа быть “нацией священников и святым народом”, выделяться своим образцовым, высокоморальным поведением. Поэтому, когда нееврей Дама бен Нетина проявил такое самопожертвование ради своего отца, в Небесный суд поступило обвинение против евреев: вот смотрите, перед вами нееврей, выполняющий заповедь почитания родителей, по крайней мере, не менее ревностно, чем евреи. Чем же евреи лучше других? В чем их похвальное отличие?

И тогда мудрецы привели красную корову из стада Дамы бен Нетины. Тем самым они показали, что хотя Дама бен Нетина способен отдать целое состояние за мицву, диктуемую логикой, еврейский народ готов идти еще дальше: жертвовать всем, самой жизнью ради заповедей, необъяснимых с позиции простой логики, лишь потому, что это воля Тв-рца.

 

Leave a Reply