ФОТОГАЛЛЕРЕЯ: Еврейская советская Рига — Рав Гершон Гуревич

Posted by

1.Фотографии рижской синагоги 70-х — 80-х годов. Опубликовано в календаре Шамир за 2010 год. На фотографиях видно рава Гуревича и Милю Фридмана

 

 

Из воспоминаний Цви Левина о еврейской Риге и о выпечке мацы: 

Эти пакеты из грубой коричневой бумаги с хрупким содержимым, свободно обвязанные бечевкой, помнит множество людей по всему Совку. Эти пакеты несли, как бесценную вазу эпохи Минь, едва дыша. С этими пакетами старались пройти через вокзал задолго до того, как подадут поезд, до начала перронной толкучки, чтобы, хас вехалила, не раскрошить ломкие, оглушительно ароматные пластинки, покрытые ровными рядами крохотных дырочек.
В каждом таком пакете было по килограмму бесценной мацы. Милиной мацы.

Я сам недурной организатор; в свое время (70-80-е годы) создавал «клубы по интересам» и устраивал подпольные концерты в разных городах Союза и уж совершенно невозможные по тем временам jam sessions с американскими, австралийскими и еще уж не помню с какими европейскими джазменами. Но чтобы провернуть такое… Чтобы организовать и почти 30 лет поддерживать и расширять выпечку нелегальной еще со времен Евсекции мацы в промышленных масштабах – в масштабах, которые позволяли любому еврею, будь то в обеих Российских столицах, в Закавказье и в Коростене, Бухаре и Черновцах, одним словом, всюду и везде в застойном брежневском Совке провести кошерный Пасхальный седер… Этого не могло быть, потому, что этого не могло быть никогда!
Но это было, и длилось много лет подряд, пока… да что там говорить — пока не начали делить наше наследство… И как-то вдруг сразу оказалось, что у нас ничего якобы и не было.

А ведь было! Был постоянный доброжелательный миньян, были оглушительные многолюдные Хагим, был добрейший рав Гершон Гуревич, зц’’л — моэль, учитель, шойхет и менакер; был тёртый бывший зэк реб ШломоЯкобсон, зц’’л, с утра до утра учивший Талмуд с любым желающим (а их, желающих, тоже ведь было!); и был Рахмиель Фрейдман, кормивший мацой почти весь Совок и на вырученные деньги долгие годы содержавший Рижскую Синагогу — Пейтав Шул. Установить в синагоге отопление, чтобы не платить немыслимые деньги за тепло; поставить защитные решетки на разбитые не то шпаной, не то «комитетчиками» окна двухсветного зала; сменить дряхлую электропроводку; помочь деньгами одинокому старику или завезти дрова вдове – все это делалось на средства, которые распределял рав Гуревич из доходов от мацы. Ко всяким там горисполкомам Рижская Синагога не обращалась – западло…
Между прочим, я говорю только о том, что я слышал непосредственно от очевидцев и что видел собственными глазами.

 

2. На фотографии — хупа р. Шломо Ленского, которую провел р.Гуревич.

 

Из воспоминаний р. Каплана о том, как р.Гуревич проводил Хупу. : После хупы мы садимся за стол. Когда заканчивалась трапеза наконец пошел дождь. Все зашли в наш домик. Саша Ильин играл на кларнете. Пели песни. Если громадный свадебный торт, который испекла Ира. Сохранились фотографии этого события. Какие все молодые на них, тогда, 25 лет назад! Многие в Израиле, кто-то в Америке. А вот рава Гершона нет с нами. Как мне рассказали, он приехал в Израиль, жил вместе с дочкой в Петах-Тикве. В Хануку зажигал свечки, не заметил, что загорелись занавески. И погиб в этом пожаре. Хочется думать, что не случайно он покинул этот мир, выполняя заповедь.

3. На снимке  застолья в синагоге можно видеть Милю Фридмана и Рава Гуревича.

 

Из воспоминаний р. Каплана про возможность питаться кошерно на Песах: После молитвы я подошел к раву Гершону. Поделился своими открытиями.- Все правильно сказали тебе. Только нет у нас такой возможности. Поэтому я делаю так, за месяц до праздника иду в магазин и покупаю, что нужно. Соль, сахар, крахмал. Все, что можно использовать на праздник. Если сможешь достать оливковое масло, его тоже можно есть в пейсах. Только за тридцать дней, не позже. И отложи. Это будет у тебя для Пейсаха. А что с посудой делать, я тебе потом расскажу. Ты только спрашивай, спрашивай.

4. Рав Сендер (Артур) Урицкий, ученик Рава Гершона

 

 

Рав Сендер Урицкий — приехал юношей в Ригу, много лет был прихожанином Рижской Общины Пейтав Шул (вплоть до конца 80-х годов) и учеником рава Гершона Гуревича, долголетний отказник и известный диссидент, подпольный преподаватель Гемары и иврита. Его харизма и авторитет помогли сделать тшуву многим рижским евреям.
Следует особо отметить, что после начала «разрешительного» периода Советской власти — с которым эта власть благополучно скончалась! — целое поколение сделавшей тшуву молодежи покинуло Совок, а точнее сказать, сделало алию. Это могло бы оказаться большой потерей для нашей Общины; если бы не приезд в Ригу рава Ицхака Митина, зац»л в 1989-м году — могло бы произойти, хас вехалила, прерывание преемственности миснагедских традиций в нашей Общине Пейтав Шул…
После алии р.Сендер учился в израильских ешивах, был учеником рава Ицхака Зильбера, зац»л. В течение нескольких лет был Главным Раввином Белоруссии, в настоящее время преподает Тору в Москве в общине Jewish Campus под руководством . Злотского.
Старшее поколение прихожан нашей Общины хорошо помнит р.Сендера сидящим в темном уголке синагогального зала над очередным томом Гемары и в белом халате за производством мацы под руководством нашего несравненного Рахмиеля
Фрейдмана. Цви Левин.

5. р. Моше Эстрин, Элиягу Крумер, р.Шломо Нахат, р,Цви Каплан, Цви Левин. Все эти замечательные люди  участвовали в формировании полнокровной еврейской жизни в советской и (пост)перестроечной Риге в 80-х и начале 90-х годов.  Кто-то — в рижской синагоге, обеспечивая миньян Рава Гершона Гуревича, кто-то в ешиве Ицхака Митина. Сегодня все они по мере сил и возможностей поддерживают рижский Бейт Мидраш — место, где постоянно проходят занятия Торой.

 

Из воспоминаний р. Цви Каплана про Рава Гуревича:

Как-то утром в синагоге Артур Урицкий подошел ко мне после молитвы и сказал, что он делает брит своему новорождённому сыну. И я удостаиваюсь быть сандаком на этом торжестве. Сандак, это человек, который держит на руках младенца, пока моэль делает самое главное дело в жизни еврея. Вводит его в союз с Творцом. Мы приехали домой к Артуру в его комнату в общей квартире в районе кинотеатра «Тейка». Как его соседи терпели все выходки соблюдающего еврея? Наверно тяжело было всем жителям этой квартиры. Даже мойка посуды превращалась в сложную операцию.
Наконец звонок в дверь. Пришел рав Гершон. Вошел в комнату, подсел к столу. Достал пачку папирос, закурил. Долго и тяжело дышал. Видно было, что подъем на высокий этаж ему дался тяжело. Руки немного дрожали. Пальцы ломали папиросу.
— Начнем, — спросил Артур.
— Сейчас, сейчас.
Я удивился. Такими дрожащими руками рав будет делать обрезание младенцу? Тут нужна хирургическая точность, а у него руки дрожат. И возраст… Даже профессиональные хирурги в таком возрасте больше занимаются теорией, учат молодежь или разводят клубнику на даче. А тут младенец!
Наконец он встал и приказал нам подвинуть стол к окну, где больше света.
— А вдруг соседи увидят? – встревожился Артур.
— Ну, пусть учатся, ответил рав. – Хорошее дело. Нужная специальность.
Ребенка положили мне на колени и я мог наблюдать за его руками. Дрожь пропала. Он делал все точно, четко. Несколько секунд, крик младенца. И вот рав Гершон со стаканом в руке говорит благословление и провозглашает имя: Нахман. Потом присаживается к столу, опять дастает папироску и его руки дрожат.

 

 

 

 

Leave a Reply